МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава

— Почетный Го Вэй, моя госпожа повелела передать для тебя этот подарок,— произнесла она и показала пояс.— Вот эту драгоценность, стоимость которой 20 5 лянов... Чтоб ты ни в чем же не колебался. Но только она просит ответного знака.

«Вот для тебя на! А у меня на неудачу нет ни одного вэня МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава! — помыслил Го.— Пояс пока я возьму, а позже чего-нибудть придумаю!»

Он предложил старухе присесть и повелел слуге принести вина. Они выпили по чарке, а за ней к тому же еще. — Что все-таки мне ей подарить? — проговорил Го и покосился на старуху.

— Пошарь у себя, может, что и отыщешь МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава! — порекомендовала Ван.— Отнесу, и дело с концом!

Го Вэй стянул с головы залоснившийся и пропахший позже платок. Оторвав от него полоску, он протянул старухе.

I


— Экий прижимистый! — рассмеялась древняя дама.

Подарок Го Вэя вызвал у бывшей наложницы взрыв радостного хохота, но она его приняла, и, таким макаром, помолвка свершилась. Осталось только МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава избрать счастливый денек для женитьбы. Древняя Ван обещала устроить все как следует. Само собой, на торжество пригласили Ши Хунчжао и Янь, за которой специально отправили человека в Чжэнчжоу. После женитьбы госпожа Чай, как молвят в таких случаях, «свернула полог» — перебралась к собственному супругу. Прошло какое-то время. В МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава один прекрасный момент юная произнесла:

— Мой супруг! Навряд ли ты прославишься, если останешься обычным караульным бойцом! Я напишу письмо, с которым ты поедешь в Западную столицу к дяде моей мамы — государю Фу, начальнику области. Я попрошу его посодействовать устроить для тебя карьеру. Что ты на это скажешь?

— Жарко благодарю тебя МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава! — обрадовался Го Вэй, Госпожа Чай, как она и произнесла, написала письмо, и вот в один красивый денек Го Вэй, сложив манатки, отправился в путь.

Когда он идет, его озаряет'

немеркнущий красноватый свет,

Замедлит шаг, и фиолетовый туман

струится ему вслед.

С единственным спутником — посохом —

выходит в путь на заре МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава,

Одинокий фонарь его ночкой встречает

на постоялом дворе.

Его судьбу от рождения

отметил счастливый символ:

Он станет подобен барсу —

отважный вояка, смельчак.

А покуда по пыльной дороге

стремит одинокий шаг.

Как молвят в схожих случаях: с рассветом он отчаливал в путь, а в сумерки останавливался на ночлег; когда был голоден, закусывал, когда желал пить МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава — снимал жажду. Через некоторое количество дней он добрался до Западной столицы и отыскал пристанище на постоялом дворе. Го Вэй задумывался, как он приедет, боярин Фу сходу устроит ему блестящую карь-


еру, и никак не подразумевал, что на него обвалится неудача, а жизнь его будет висеть на МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава волоске. Тут уместно сказать:

Крылья расправив, взмыть в поднебесье,

как досадно бы это не звучало, не пришлось ему —

Много дней томился в темнице,

был погружен во тьму.

Но поведаем все по порядку. В Западной столице Го Вэй увидел много любопытного.

Область Хэнань, округ Юйцзюнь —

нету прекраснее мест,

Много 10-ов тыщ МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава людей

умиротворенно живут окрест.

Мост, перекинутый через ров,

к городским воротам ведет,

На бессчетных улицах

авторитетный толпится люд,

Сообразил Го Вэй — город цветет.

Повозки скрипят по дорогам,

песни всюду звучат.

Откуда летит расчудесный мотив,

сходу усвоишь навряд.

Знати дома великолепны —

вид их пышен, богат,

Деньком и ночкой над городом

тончайший плывет запах.

На МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава востоке— Гунсянь лежит,

На западе — пруд Миньчи

дымкой вечернею укрыт,

На юге — уезд Локоу

тучной землей известен,

Далее на север — река Хуанхэ

потоком обезумевшим гонит.

Как серп юного месяца,

городской изогнулся ров,

Могучие стенки вздымаются,

доставая до туч.

Знаки Дракона и Тигра

декорируют дворцы князей,

Пышны палаты красноватые —

жилья богатых семей МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава:

Военачальники, министры, бюрократы —

один другого знатней.

Некогда в давнешние времена

это был государев град,

Да и на данный момент, куда ни посмотри,

красы веселят взор.


Таковы стихи. Да, воистину:

Весной — как будто красноватая земля

простерлась перед тобою.

Летом — как будто шелковый полог

голубеет над головою.

Прошла ночь. С утра Го Вэй решил снести письмо МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава вельможе, но вдруг пошевелил мозгами: «Настоящий человек должен добывать свою славу сам! Как-то не очень комфортно, когда для тебя помогает устраивать карьеру дама!» И он, спрятав рекомендательное письмо, пришел в ямынь с пустыми руками. Около листа для записи гостей он стал ожидать, когда его воспримет начальник караула Ли МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава Баюй. Но вот его, в конце концов, вызвали.

— С чем пожаловал? — спросил Ли.

— Кое-что есть...— ответил Го.

— Что принес?

— Восемнадцать методов боевого искусства!

Начальник имел в виду взятку за то, чтоб допустить гостя к вельможе.

— Когда его сиятельство выйдет из залы, я представлю тебя.— В голосе МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава бюрократа слышалось недовольство.

Но Ли Баюй не сдержал обещания, и Го Вэй не был представлен сановнику.

Прошло больше 2-ух месяцев, в течение которых Го Вэй каждый денек приходил к ямыню, надеясь повстречаться с вельможей, но так и не дождался приема. Слуги на постоялом дворе ему порекомендовали:

— Разлюбезный, ты напрасно теряешь время. Этому МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава Ли нужно просто дать взятку. Без нее начальник для тебя не поможет!

— Ах вот чего он ожидает, разбойник! — воскликнул Го Вэй.

Как говорится в этих случаях: в сердечко его поднялся гнев, печень заполнилась злобой. В сей день он не пошел в ямынь. Кипя от возмущения, он строил различные МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава планы, что ему сделать. Вдруг у ворот постоялого двора тормознул торговец рыбой, который разыгрывал продукт в кости. Го подозвал торговца к для себя и с первого же броска костей выиграл всю рыбу.

— Вот так подфартило! — проговорил незадачливый


торговец.— Вчера еле-еле наскреб несколько вэней, чтоб приобрести эту рыбу, задумывался выиграть пару МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава медяков для мамы, и вот на для тебя — все начисто проиграл! С какими очами я вернусь к ней без гроша в кармашке? Чем буду ее подкармливать? Почетный,— взмолился он.— Верни мне рыбу. Я отыграюсь и верну весь собственный долг!

Забота парня о мамы тронула сердечко Го, и он возвратил МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава рыбу.

— Если узнаешь, что кое-где играют еще, скажи мне!

Обрадованный торговец ушел. Около ворот некий харчевни его приостановил крик:

— Эй, торговец!

Видно, уж так было предопределено судьбой, что из-за этого человека Го Вэй вступит в кулачную схватку, а двор харчевни перевоплотится в арену беспощадной битвы МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава. Кто же был тот человек, кто окрикнул торговца? О нем можно сказать такими словами:

Злодейства жуткие совершал,

накалывал Небо не раз,

Но, в конце концов, безизбежно настал

величавой расплаты час.

Оказалось, что это был тот Ли Баюй, что служил в хэнаньской управе. В это время он выпивал в харчевне и МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава, заметив торговца, решил с ним сразиться в кости. Стремительно проиграв несколько вэней, Ли не только лишь отказался рассчитываться, но даже отобрал у бедолаги всю рыбу. Злосчастный, опасаясь ссориться со служивым, ушел прочь и, обнаружив Го Вэя, поведал ему, что с ним стряслось.

— Я выиграл у него несколько вэней МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава и желал с тобой расплатиться, а он отнял у меня всю рыбу.

— Кто он, гласи, не трусь!.. Как он смел отымать продукт, да еще мой!.. Если проиграл, так расплачивайся! — разъярился Го.— Он мне за это ответит!

Если б Го Вэй остался на месте, может быть, все бы на этом и кончилось, но МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава наш герой направился в харчевню побеседовать по душам с обидчиком. И что все-таки он увидел? Как говорится:

Смертельного неприятеля узрел

И в тот же миг рассвирепел.


Словом, при виде Ли Баюя ярость его удесятерилась.

— Как ты смел взять мою рыбу? — кликнул Го с порога.

— Откуда я знал, что рыба МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава — твоя? Я спросил, он ответил, что рыба разыгрывается!

— А ну, отвечай! — Го хватил кулаком по столу.— Почему не пускаешь меня к начальству? Почему принудил торчать два с излишним месяца? Взятки ожидаешь? Гласи!

— Приходи завтра в ямынь, я все улажу! — пошел на попятную Ли Баюй.

— Ах ты МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава, прохвост! Голову для тебя не много отрубить за то, что ты попираешь справедливость! — орал Го.— Но я с тобой рассчитаюсь, я не посмотрю, кто ты есть!

Го сбросил куртку. В харчевне раздались возгласы изумления. Оказывается, в молодые годы Го встретил даосского праведника — человека, нужно вам знать, воистину необычного, и даос МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава сделал Го Вэю татуировку. На одной стороне шейки он выколол воробьев, а на другой изобразил несколько стебельков риса.

— Когда воробьи начнут клевать рис, к для тебя придет слава и достояние,— промолвил даос.

С того времени Го Вэй получил прозвище Воробей. И вот что умопомрачительно: тот денек по правде МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава наступил — воробьи вправду принялись клевать зернышки риса. Вобщем, об этом можно поведать и позже, а пока, как мы знаем, у всех присутствующих вырвался вздох восхищения. Что сказать об этом узоре?

Поблизости — 10 видов парчи Сычуани

с экстазом узреешь ты.

Издалече взглянешь — извивы Лошуй

сплошь покрывают цветочки.

— Драться со мною решил? — опешил Ли.— Ну, сетуй МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава на себя!

— Будет болтать! Выходи биться!

Ли Баюй сбросил одежку, и взглядам окружающих стало его оголенное тело, как будто веревками обвитое мускулами. Посреди присутствующих раздался вопль изумления. Верно молвят:


Как будто плавя железо,

в тигле беснуется пламень,

Как будто в плиту могилы

инкрустирован диковинный камень.

Бойцы заняли начальное положение, и МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава бой начался. Врагов со всех боков обступили любознательные зрители. Удар кулаком сменялся ударом локтя, бойцы сближались и кружились на месте. И вдруг последовал решающий удар. Все ахнули — один из бойцов оказался на земле в луже крови. Кто же тот лузер, кто проиграл схватку?

Хуля величавое Небо,

явился ожесточенный МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава злодей.

Гневом сердца пылали

стоявших рядом людей.

Но если искусство защиты

до тонкостей ты понял,

Тебя злодей ужаснется

иль будет повержен мгновенно.

Как оказывается, Го Вэй, изловчившись, нанес противнику настолько сильный удар, что Ли, обливаясь кровью, упал на землю. И здесь на улице послышались клики, возвещавшие о возникновении правителя области Фу. Боярин верхом на МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава жеребце подъехал к месту боя и стал очевидцем последней части поединка. Вид Го поразил его. Над головой бойца как будто подымалось красное сияние, а все тело вокруг как будто покрыл сизый туман. Всем было ясно, что в этой схватке караульному Ли ни за что не победить МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава противника.

Боярин отдал приказ слуге:

— Приведи их обоих ко мне, только расслабленно — не вспугни! — И направился в свое помещение.

Слуга подбежал к бойцам. — Закончите стычку! Его сиятельство, государь правитель, повелел вам явиться в его поместье!

Противники, подчинившись приказу, последовали в дом вельможи. Сановник посмотрел на Го Вэя:

Брови — точно МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава у Яо,

Как будто у Юя — стан,

Очами похож на Шуня,

Плечами — вылитый Тан.

— Кто ты таковой? — спросил Фу.— И почему ты избил моего служащего?


— Ваша светлость! Меня зовут Го Вэй, родом я из уезда Яошань Синчжоуского окрестность. Я приехал к вам по делу, но этот Ли помешал мне узреть ваш МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава сиятельный лик, так как ожидал от меня взятку. Из-за него мне пришлось напрасно просидеть тут больше 2-ух месяцев. Сейчас мы внезапно повстречались, и наша встреча кончилась потасовкой. Простите жалкого, ваша светлость, за недостойное поведение в вашем присутствии. Я жду наказания!

— Какое же дело привело тебя ко мне и МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава принудило ехать издалека?

— Просто я желал показать вам восемнадцать приемов боя, коими я владею в совершенстве.

Услышав ответ, боярин отдал приказ противникам сразиться. Ли Баюй, которому очень досталось от Го Вэя, взмолился:

— Ваша светлость! Не желаю с ним биться, он бьется не по правилам!.. Посмотрите, на мне живого места МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава нет!

Но боярин был тверд в собственном решении.

— Не по правилам, говоришь? — воскликнул Го.—
Давай снова померимся силой!

Поклонившись сановнику, неприятели стали в позицию. Битва началась.

Шаньдунский удар клинком,

Хэбэйский выпад копьем,

Опять шаньдунский удар

нанесен со всего размаха,

Рокот таковой, как будто фыркает

большущая черепаха.

Опять выпад копьем,

Кажется, это МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава гора Куньлунь

нутро извергает от испуга.

Резвый тройной поворот,

Шаг за шагом вперед,

Вихрь закрутил-засвистал,

С кликом ворон свалился,

Массивных ударов шквал.

Бойцы за дубинки взялись —

Кажется, ленты белоснежного шелка

быстро взмыли ввысь.

Раздался невообразимый гром —

Как будто страшная буря

все сокрушает кругом.

Схватка длилось. Выпад сменял и удары сверху МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава и снизу, прыжки вперед и отступления вспять.



И так несчетное число раз. Боярин, наблюдавший за схваткой с возвышения, подбадривал бойцов возгласами. На данный момент уместно вспомнить такие слова;

Когда захворал военачальник Ян Гу,

он Ду Юю дела передал.

Когда в темнице томился Гуань,

Бао Шуя ему помогал.

Живут МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава ли сейчас такие герои

посреди 4 Морей?

Величавого супруга разве отыщешь

в массе обыденных людей?

Схватка длилось, но было уже ясно, что Ли Баюй не только лишь не управится с противником, но будет им бит. Меж тем поединок привел вельможу Фу в радостное размещение духа. Он подозвал Го Вэя и произнес, что назначает его МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава начальником караула, а Ли Баюй у него в руководстве. Го Вэй поблагодарил вельможу низким поклоном. Так он остался на службе в управе Хэнаньской области.

Время летело вперед. В один прекрасный момент, когда в управе не было никаких дел, Го вышел из ямыня и решил сходить на рынок. Около одной харчевни МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава его внимание завлекли странноватые деяния незнакомого человека. Человек этот посиживал перед дверьми харчевни, отдавая какие-то распоряжения. Его челядинцы разламывали харчевню.

— Почему он шумит? — спросил Го у слуги заведения.

— Это барич Шан — популярная в наших местах личность! С полмесяца вспять он приметил хозяйскую дочь, которой только-только МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава исполнилось восемнадцать лет. Барич прислал к нашему владельцу собственного человека.

— Почетная госпожа Шан,— произнес он,— просит даму придти к ней по одному делу... И еще она произнесла, что, если у вас на дому тяжело с средствами, она готова посодействовать.

Мой владелец, понятно, вскипел.

— Продавать свою дочь? Никогда! Лучше умру МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава!

Получив отказ, барич явился сюда сам и вот учинил погром. Го Вэй закипел от возмущения.

Гнев необычный

в сердечко Го Вэя появился,

Свирепая злость

в печени вспыхнула мгновенно.



От ярости округлились

фениксовы глаза,

Драконовы брови встали торчком,

на челе собралась гроза.

Никто не способен умерить

его воинственный пыл,

От пяток до самой МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава маковки

его праведный гнев пронзил.

С нечеловеческой яростью

факел в душе запылал —

На тыщу чжанов взметнулся ввысь

ужасный пламенный шквал.

Го Вэй приблизился к баричу Шану.

— Каждый должен проявлять человеколюбие и справедливость. Как понятно, если в черном углу накапливаются темные планы, божественное око в какой-то момент сверкнет подобно молнии. Почетный! Не МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава подобает терять свое достоинство из-за женской юбки! Уходите отсюда подобру-поздорову!.. Я советую по-хорошему!

— Ты еще откуда взялся? — воскликнул Шан.

— Меня зовут Го Вэй, а служу я начальником караула у государя Фу,— ответил Го.

— Служи для себя на здоровье, но не встревай в чужие дела! Эй, слуги, проучите этого нахала МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава!

— Я предупредил по-хорошему, а вы желаете меня избить. На данный момент вы меня узнаете! — рассвирепел Го.

Схватив барича за халатик, он выхватил из-за пояса маленький ножик. Последовал резвый удар, и жизнь юного Шана, как досадно бы это не звучало, прервалась. Да, воистину:

Величавый супруг родился МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава на свет,

честен, могуч и прям,

И в Поднебесной конец наступил

всяким дурным делам.

Итак, Го Вэй покарал барича Шана за его нечестивые поступки. Люди барича разбежались в различные стороны, а Го Вэй направился в ямынь правителя области.

— Ваша светлость, государь правитель! — произнес Го, когда Фу появился в зале МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава.— Уважительно вам докладываю: я наказал 1-го злодея, который издевался над обычным людом. Прошу меня не наказывать за проступок!

Правитель учинил Го Вэю допрос, чтобы узнать происшествия дела, и, узнав их, немедля прика-


вал стражам надеть на Го Вэя огромную кангу и выслать в уголовный приказ. Об этом ужасном месте можно высказаться МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава так:

Некогда тут

тинвэй делами вершил.

Судьею он серьезным был.

Скрыто тут огромное количество ужасных загадок,

их не узнаешь вовек.

Рассудок тут от испуга терял

уже не один человек.

У тюремного охрана брови густы,

мглаза холодны и строги,

Держит в руках буйволиной главой

увенчанные батоги.

У другого охрана с чертом лоча

злобою МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава сходен взор,

Прочно сжимает могучей рукою

длиннющий металлический канат.

Канги 3-х видов собраны тут —

одна другой страшней.

Чем правонарушитель важнее, тем кара ему

мприуготовлена злей.

Каждый приказ местной управы

своими делами вершит.

Жизнь либо погибель суждены для тебя,

мигом арбитр решит.

Грозно свистя,

вихрь быстрый гонит.

Темных воронов свора

над камерой пыток орет.

Тени неровные

опустились МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава, землю укрыв.

Уже не виден храм Сяосяна

за густою зеленью ив.

Обернешься — 5 полководцев-злодеев

возникнут, как ужасный дурман,

Откроешь глаза — пред тобою стоит

владыка ада Яньван.

Дело Го Вэя попало в руки следователя Ван Сю. Приказав тюремщикам доставить из темницы связанного правонарушителя, он сходу приступил к допросу. Через какое-то время МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава от правителя Фу явился нарочный, который принес распоряжение, повелевающее следо-


17. Древная проза Китая



вателю немедля прибыть в боковые комнаты. Ван Сю тотчас последовал к начальнику. Правитель произнес ему пару малозначительных фраз, а позже взял кисть и вдруг написал несколько слов.

— Высвободить Го Вэя? — опешил Ван.— Но ведь не МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава так давно вы дали другое указание... В конце концов, есть статья закона...

Правитель смешался и, в один момент поднявшись, направился к двери и вышел из комнаты. Рассеянный Ван пробормотал слова прощания. Он ничего не осознавал. В задумчивости он возвратился в собственный приказ, сел у стола... и заснул. И вдруг он увидел на МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава столе маленькую красноватую змейку.

— Что за дьявольщина? — проговорил Ван и решил было смахнуть ее со стола, но змейка улизнула от него и быстро-быстро поползла в сторону. Ван застыл и увидел, что змейка поползла медлительнее...

И вдруг Ван лицезреет, что он стоит в восточной части кутузки. Змейка шмыгнула в МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава дыру одной из камер. Ван за ней. В камере посиживал Го Вэй. Змейка оказалась на канге заключенного и внезапно юркнула ему в ноздрю. И здесь Ван Сю увидел, что над головой арестанта вроде как разливается красный свет, а все тело закутано фиолетовым туманом. Ван стал соображать, что с ним МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава происходит... и вдруг пробудился.

Нужно сказать, что подобные сны видятся человеку обычно тогда, когда случаются различные проблемы: беспокоит его неразрешимое дело, либо засела в голове какая-то идея, либо угнетают его различные грустные думы, либо, в конце концов, мучается он от безденежья. И правда, многие волнения сущность МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава порождение бедности, а печали — появляются в заботах и тревогах. Ведь всем понятно, от радости и приятностей тревог не бывает.

«Как видно, непопросту правитель повелел мне выпустить правонарушителя,— задумывался Ван Сю.— Недаром молвят: неплохой человек всегда рассмотрит для себя подобного». И здесь на него вновь отыскало колебание: «Как же можно высвободить МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава заключенного?» Но как ни разламывал он голову, ничего путевого придумать не сумел. Поэтому как не знал он Го Вэя и того, что тому пришлось претерпеть в собственной жизни. В ранешном детстве Го Вэй растерял отца, а мама вышла замуж за некоего Чана из Лучжоу, и мальчишка поехал МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава туда. Позже что-то такое


стряслось, из-за чего он обязан был покинуть Хэ-бэй. Ему пришлось хлебнуть много горя, пока он не стал старшим конвойным у правителя Фу. И нужно же так случиться, что, ввязавшись в пустое дело, он навлек на себя величавые неудачи...

В эту ночь в городке вспыхнул пожар, который МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава, как ни удивительно, очень порадовал следователя. Он решил использовать удачный случай. В голове его появился план освобождения Го Вэя. Что все-таки выдумал следователь Ван Сю?

Могучий, способный тучу обнять,

протянул всесильную руку

И высвободил мгновенно из кутузки того,

кто был обречен на муку.

Следователь поторопился к МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава правителю Фу. Сообщив ему о пожаре, он намекнул, что как раз на данный момент очень комфортно выпустить арестанта, потому что огнь подошел к самой кутузке, а в городке из-за пожара царствует сумятица. Правитель одобрил этот план. Оказывается, он уже заблаговременно написал письмо начальству, в каком на всякий случай МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава доказал освобождение Го Вэя. Ван Сю поторопился в кутузку. Освободив заключенного от канги, он отдал ему головной платок и повелел немедля повязаться.

— Его сиятельство отдал приказ для тебя на данный момент же ехать в Бяньцзин к тайвэю Лю.— Ван протянул письмо правителя.— Отчаливай немедленно!

Огнь в городке продолжал неистовствовать. Воспользовавшись паникой, Го МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава Вэй поторопился в свое жилье, где остались вещи и средства. В ту же ночь он неприметно покинул город и направился в Бяньцзин, он же Кайфын.

Через некоторое количество дней он добрался до места и отыскал для себя пристанище, а на последующее утро пошел с письмом в управление дворцовой охраны МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава. Ожидать пришлось достаточно длительно. В конце концов, появился начальник придворной охраны тайвэй Лю, который только-только приехал с аудиенции. Его возникновение можно обрисовать такими словами:

Ярко-синие балдахины

плывут, как будто тучи,

Декорирует сверкающий жемчуг

рожи жеребцов могучих.


Так ехал Лю Чжиюань — государев военачальник, командующий Золотой гвардией. Го МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава Вэй приблизился к вельможе и, отвесив маленький поклон, произнес:

— Ваша светлость, вам письмо от правителя Фу из Западной столицы.

Лю Чжиюань отдал приказ подчиненным взять письмо и последовал в ямынь. Познакомившись с содержанием послания, Лю повелел делопроизводителю вызвать Го Вэя. Величавая осанка Го свидетельствовала о его необыкновенной судьбе, и полководец решил МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава бросить его при для себя, назначив младшим командиром.

Прошло некоторое количество дней. Как-то военачальник Лю ворачивался в ямынь после военных учений. Его путь лежал мимо поместья министра двора Сан Вэйханя. В это время министр с супругой наблюдали из окна за проходившими по улице войсками. Военачальник Лю МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава находился впереди, а за ним шло более 3-х сотен боец. Зрелище было величавое и суровое.

— Посмотрите-ка на него! — произнесла супруга министра,

— На Лю Чжиюаня?

— Вот конкретно! А вы увидели, какой он стал принципиальный? Можно пошевелить мозгами, что его пост более высок, чем ваш!

— Он всего только обычный воин! — рассмеялся министр МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава.— Стоит мне на данный момент приказать ему явиться, и он сделает это без промедления и будет слушать мои указания, стоя около порога и отбивая поклоны. Нечего о нем гласить!

— Я только предостерегаю вас и умоляю не исполнять никаких его просьб... За это я охотно выпью с вами чашу вина МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава, которую вы мне поднесете.

Сан Вэйхань отдал приказ порученцу вызвать предводителя Лю к для себя, а сам удалился во внутренние покои, наказав слугам поставить перед ширмой его туфли.

— Государь тайвэй! Вас вызывает его сиятельство, министр Сан! — передал приказ бюрократ для поручений.

Лю Чжиюань повернул к дому вельможи и спешился у МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава ворот. Перед входом в гостевую залу он оста-


новился и занял уважительную позу. По этому поводу уместно увидеть:

Таковой военачальник из тыщ — один,

ни на кого не схожий!

А его принудили ожидать у дверей,

кланяться туфлям вельможи.

Военачальник продолжал ожидать сановника, но тот не возникал. В это время МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава министр распивал с женой вино, совсем забыв о госте, а слуги побоялись ему напомнить. Наступил вечер, и тайвэй, так и не дождавшись владельца, возвратился в собственный ямынь. Он весь бурлил от возмущения. «Я захватил для себя славу в седле и с луком в руках, а этот прокисший книгоед МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава смеет так меня оскорблять!»

На последующее утро в пятую стражу была назначена аудиенция у правителя. Во дворце военачальник Лю увидел Сан Вэйханя, который, сойдя с жеребца, пошел в государев павильон. В сердечко Лю Чжиюаня опять вспыхнула обида на вельможу. «Вчера он безжалостно обидел меня, заставив кланяться своим туфлям. Любопытно, что МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава произнесет он сейчас?» Не сдержав собственных эмоций, Лю в тронном зале нанес оскорбление вельможе, за что сударь Цзиньди прогнал его со двора и повелел немедля ехать в Тайюаньскую область. Ссылка предводителя послужила предпосылкой расчудесного взлета Ши Хунчжао. Правильно говорится в стихах:

Растишь цветочки, а они не зацветают,

хоть вложено столько МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава труда!

А в случайном застолье без всяких усилий

веселье царствует всегда.

Итак, предводителя Лю изгнали в тайюаньский гарнизон, где он получил должность командующего. В один из подходящих дней, распростившись со двором, отправился он в длинный путь. Впереди ехал сам тайвэй с командирами, служившими под его началом, и с МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава более близкими приближенными. Сзади под присмотром Го Вэя следовали родственники предводителя и его багаж.

Об этом путешествии есть стихотворение:

Пурпуровые стяги

подняты поутру,

Расшитые флаги

колышутся на ветру.


Проходят вояки

за рядом ряд —

У каждого ножик и тяжкий клинок,

к бою готов отряд.

Полководцы принципиальные

свитою окружены,

У слуг за поясом дщицы,

плети в МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава руках длинны.

Чуть петушки

зарю возвестят,

Тотчас, село покидая,

в путь уходит отряд.

Солнце садится,

вечер настал.

Но войско в горы упрямо идет,

еще далековато перевал.

Заброшенной крепости вал,

Мост издавна постарел,

Каждый вояка утомился,

На дворе постоялом — привал.

По утрам плывет, играя с рассветом,

туч нефритовый рой МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава,

На закате последний солнечный луч

соединяется с поздней зарей.

Им на пути встречались тыщи гор и потоков, но они преодолевали их и шли далее. В один прекрасный момент взглядам путников стал бесконечный лес, о котором идеальнее всего сказать стихами:

Деревья могучие

тянутся ввысь,

Их корешки

тесновато переплелись.

Солнцу путь преграждает

зеленоватой заавесью листва МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава,

Как будто драконы волшебные,

извиваются дерева.

Чудесные линчжи

меж корней могучих вырастают.

В кронах древесных

фениксы гнезда вьют.

Тонкие ветки

колеблет немного

Легкое дуновение

холодного ветерка.

Юная листва

свежайша и хрупка.

Высоко в поднебесье

чередою плывут облака.


Лес распростерся

на многие тыщи ли.

До Девятого Неба

достать деревья смогли.

Лю Чжиюань желал было двинуться далее, но вдруг из леса выехал отряд МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава всадников, которые преградили путникам путь. Встревоженный военачальник, решив, что они натолкнулись на разбойников, дал приказ изготовиться к бою. Но незнакомцы, выстроившись в одну линию, вдруг проорали приветствие, и от их отделился наездник, разумеется, начальник. Он подъехал к тайвэю и доложил:

— Командир охраны послал для встречи государя МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава тайвэя отряд под моим началом. Мне велено доставить вас в Тайюань. Докладывает командир отряда Ши Хунчжао.

Бравый воин пришелся по нраву военачальнику, и он оставил его при для себя, назначив младшим командиром.

Через некоторое количество дней Лю Чжиюань прибыл в Тайюань, а скоро туда приехала и его семья. Вот здесь МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава побратимы повстречались опять, и оказалось, что они оба удостоились высочайшего чина — левого и правого командира. Когда кидани произвели уничтожающий набег на Цзиньский двор, Лю Чжиюань бросил свое войско к Бяньцзину. В это время 2-мя передовыми отрядами командовали побратимы. Им удалось прогнать противников, и престол сударя занял Лю Чжиюань. С сих МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава пор началась новенькая эпоха правления, которую окрестили Поздняя Хань.

Слава Ши Хунчжао росла и ширилась. Стал он богат и знатен. Ему пожаловали должность правителя 4 округов: Дань, Хуа, Сун и Бянь. Тяжело перечислить все почести, каких он удостоился. Недаром говорится:

Реют темные стяги,

Голубеет навес экипажа,

Веерами кросотки машут МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава,

С плетьми его суровая охрана.

Зимой засыпает

он под пологом красным,

Кисеей бирюзовою

укрывается жарким летом.

Преданных слуг

у него, наверное, много,

Вниманьем красавиц

душа вельможи согрета.


Повесть, которую мы на данный момент вам поведали, очень известна посреди ученых сказителей стольного града. Ее можно повстречать и в «Подлинном повествовании об истории 5 династий», составленном самим Оуяном МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава, который имел титул гуна Просвещенности и Верности. В ней, например, говорится, что в конце эры Лян власти повелели от каждых 7 семей выставить по одному бойцу. Какой-то из них и был Ши Хунчжао, который поначалу служил в гарнизоне Кайдао, а позже в дворцовой гвардии, пока сударь Гаоцзу, он же МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава Лю Чжиюань, не пожаловал ему чин командира. Когда Гаоцзу взял Тайюань, Ши Хунчжао получил увеличение и стал военным инспектором окрестность Лэйчжоу. За огромные награды ему присвоили титул военного советника при армии Боевой Верности, а через какое-то время назначили командующим столичной пехотой императорских охранных войск. Скоро он МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава дослужился до чина командующего пехотными и кавалерийскими частями столицы, а потом получил чин военного советника армии Возвращенной Добродетели. Он готовил военные доклады и составлял планы под началом главы Военного ведомства, а позже и сам стал его начальником. Когда чжоуский Тайцзу, то бишь Го Вэй, занял престол, его друга и МОШЕННИК ЧЖАО И ЕГО ДРУЖКИ 10 глава побратима Хунчжао, как досадно бы это не звучало, не было уже в живых. Тогда и ему был присвоен титул посмертно — Князь Величавый. Послушайте, что говорится в стихах:


morskoj-gosudarstvennij-universitet-imeni-admirala-g-i-nevelskogo-stranica-10.html
morskoj-krestnij-hod-kronshtadt-sura-projdet-s-1-po-10-iyunya-moskovskaya-pravda-moskva-101-17-05-2013-c-4.html
morskoj-pogranichnij-nadzor-i-uchrezhdenie-baltijskoj-krejserskoj-flotilii.html