МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»

МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»


^ МОРЕ И Девицы.


Сейчас мой дом — самолет. Под его крылом я обедаю, в перерывах меж полетами читаю газеты, пишу письма, веду свою тетрадь.

Когда полк начал поменять аэродромы, я решил было записывать наименования населенных МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» пт, в каких мы останавливались. Но в конце июля и в первой половине августа перелеты стали так частыми, что мне при­шлось отрешиться от собственного намерения.

Германские войска быстро продвигались в на­правлении МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» Киева. Наш полк, как и другие авиачасти, вы­нужден был отходить на восток повдоль моря. Мы отступа­ли, естественно, под прикрытием наземных войск, всеми си­лами помогая пехотинцам сдерживать гитлеровские пол­чища МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны».

После Котовска наш полк всего на денек задержался на аэродроме у Фрунзевки. Отсюда мы сделали несколько вылетов на штурмовку и сразу переместились в Березовку. Тут летное поле находилось у самой дороги.

Пока МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» мы стояли поблизости наших границ, практически не лицезрели беженцев, отступающих боец рассеянных наших частей. А у этой дороги...

Медлительно продвигаются повозки, запряженные ло­шадьми, волами. На их навалена домашняя утварь МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», си­дят старики, дамы, детки, измученные, опаленные солнцем, сероватые от пыли. Кто-то натянул над собой цы­ганский шатер, и из него выглядывают ребячьи лица. Стада скота, овец, лошадок, перемешиваясь, разбегаются по МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» дороге. Пыль движется тучей, кутает все. Тракторы тащат по три-четыре комбайна. Гудят, безвыходно тре­буют проезда автомашины.

Стоим, углубившись в лесополосу, чтоб не так обда­вало пылью, и смотрим на МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» эту грустную реку. Да, мы, наша армия, не смогли сдержать напор неприятеля. И мы, как и эти люди, отступаем в надежде на подкрепление, на свежайшие силы.

Идут бойцы, раненые и здоровые, в МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» башмаках и об­мотках, в потных гимнастерках, некие с котелком на ремне и без винтовки. Скатки шинелей кажутся им грузом. За плечами тощий вещевой мешок, в кармашке либо за обмоткой ложка.

Мы подступили к ним МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» поближе, заговорили:

- Почему без орудия?

- Нет орудия.

- Как так?

— Не выдали. Молвят, не хватает.

— Подберем у убитых — будет.

Горько слышать и созидать все это. Сейчас только мы и те, кто делает для МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» нас орудие, сможем приостановить враже­ские полчища. Резвее бы собраться с силами!

Вспоминаются странички «Войны и мира», киноленты о штатской войне. И приходят мысли о большенном терпе­нии народа МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», о могучей силе нашей страны, которая еще не всколыхнулась вся, не вздыбилась от ярости.

Пусть ярость великодушная,

Вскипает, как волна.

Идет война народная,

Священная война.

Напев этой песни как будто слышится в рокоте, который МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» стоит над пыльной дорогой.

— Ракета!

От КП взлетела одна, другая ракета. Мы бежим, сколько есть сил, к машинам. За деревьями дробится ог­ненно-красный диск заходящего солнца. А может быть, там что МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»-то пылает.

Несколько «мигов» подымаются в воздух и сразу ввязываются в бой.

Вокруг «юнкерсов» вьется целая свора «мессершмиттов». К «юнкерсам» пробиться тяжело, но хоть какой ценой нужно.

Селиверстов полез напролом к МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» ведущему группы «юнкерсов». На него навалились два «мессершмитта». Из наших никто не успел поддержать его. Преследуем уходящую группу. Оглядываюсь и вижу, самолет Сели­верстова уже тащит за собой темный шлейф дыма. Вот выбросился летчик МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», и «миг» продолжает собственный последний полет без человека. Пламя его взрыва на земле сливает­ся с кровавым закатом.

Со злобой смотрим на запад, куда ушли «мессеры». Завтра их нужно ожидать МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» над нашим аэродромом. Они виде­ли, откуда мы взмывали. После посадки смотрим на спа­сенную дорогу. На ней как раз появилась большая ко­лонна наших войск. Машины, разваливая копны хлеба, об МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»­гоняют орудия на конной тяге. У бойцов за плечами вин­товки, все в касках. Охото глядеть на их, почувство­вать их силу и уверенность. Это так нужно душе.

Селиверстов возвратился в полк МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» на колхозной автома­шине. По его виду мы сообразили, что если б он задержался в самолете еще, хотя бы на минутку, то, может быть, и не остался бы в живых.

Друзья сразу окружили Селиверстова и МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» начали над ним подтрунивать. Один из летчиков оттягивал поко­робившуюся от огня полу реглана, 2-ой предлагал по­меняться сапогами.

— Сейчас походишь за командиром БАО,— под общий хохот увидел Фигичев.— До того МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» как что-либо выдать либо поменять, он для тебя прочитает несколько лекций о сроках носки обмундирования.


На последующее утро, чуть мы сели завтракать, послы­шался рокот моторов.

— Наши! Пошли на бомбежку,— произнес МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» Матвеев, указав на показавшуюся в небе группу самолетов.

Я посмотрел в ту сторону и застыл, с востока, со сто­роны солнца, к аэродрому приближались «хейнкели».

— Какие же это наши? — кликнул я и МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», бросив кусочек
курицы, кинулся к самолету. Моя машина стояла на са­мом краю аэродрома. Пока добежал до нее, пару раз свалился, запутавшись ногами в густой гречихе.

Когда схватил лежавший под крылом парашют МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», услы­шал свист падающих бомб. Подсознательно прижался к фюзеляжу, как будто он мог защитить меня от осколков.

Несколько взрывов качнули землю, и в воздухе опять повис нудный рокот «хейнкелей». Они делали 2-ой МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» заход.

— Чувашкин! — кликнул я технику.— Убирай маски­ровку!

Никого. Я успел откинуть несколько огромных ветвей, а «хейнкели» идут прямо на меня. Взлетевшие наши «ми­ги» кое-где в стороне набирают высоту. А МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» вот и бомбы...

Они легли точно по нашему ряду самолетов. Я слышал, как самая близкая ко мне ударилась о землю и зем­ля вздрогнула.

И сейчас мое счастье, моя судьба таились кое МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»-где в тех большущих стальных болванках, которые вгрузли в землю и остались там.

Бомбы не взорвались. Они принудили меня поверить в то, что я посильнее самого ужасного орудия, что я прой­ду МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» все тесты. В те минутки тишины после налета я помыслил об этом проще, никогда не буду скрываться от неприятеля и останусь живой. Исходя из убеждений военной, таковой вы­вод был безрассудством, но он МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» пришел ко мне.

Много бомб насыпали немцы на наш аэродром, но мы отвертелись, как говорится, испугом. А после завтрака сразу объявили приказ, готовиться к перелету. Наша новенькая точка — Тузлы.


У КП МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» столпились летчики. Никандрыч выдает новые карты. На их один угол голубой. Море!

Его на картах до сего времени не было.

Море на карте напомнило мне об одном расчудесном че­ловеке — летчике МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», с которым я повстречался в доме отдыха, в Хосте. Я издавна ничего не слышал о нем. Если б он сейчас вызнал о том, что я стал истребителем, что я сра­жаюсь с неприятелями на МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» фронте, он был бы рад. Встретимся ли мы с ним когда-нибудь?

Виктор Петрович ведает о Тузлах. Он летал туда. Его пристально внемлют. С его слов можно осознать, что там, под Николаевом, тихо МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», как в глубочайшем ты­лу. После нынешнего налета Тузлы представляются нам сказочным приморским уголком, дальной обетованной землей. Может быть, там мы хотя бы смоем с себя пот, отстираем морской водой пропитавшуюся пылью МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» одежку. А больше всего охото подыхать прохладой, свежестью моря.

Виктор Петрович продолжает гласить об обстановке на нашем участке фронта, дает последние наставления и посматривает на меня. Я чувствую, что МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» он что-то желает мне поручить. Летчики расползаются по машинам. Виктор Петрович подзывает меня и, чтоб не задерживать моего взлета, идет рядом со мной.

Мы с ним никогда не дискутировали на отвлеченные, не­служебные МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» темы, меж нами, кажется, нет и не может быть, дружбы в широком смысле этого слова. Но стоит нам остаться вдвоем, мы улыбнемся друг дружке, и наши служебные, деловые дела на какое МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»-то время отхо­дят на 2-ой план. Мы беседуем просто как люди. В эти минутки я замечаю, что Виктор Петрович стал мало сутуловатей. Мне охото спросить его о здоровье, но я стесняюсь и МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» только смотрю на него, как на старшего, доб­рого человека и командира, всей душой преданного авиа­ции. А он, вижу, готов положить мне на плечо руку и сказать что-то МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» сердечное, такое, что придало бы мне бод­рости, сил, убежденности. Он может спросить, почему на мне такая древняя, побелевшая на спине гимнастерка. Но он только пройдется со мной, выслушает мои предложе­ния МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», произнесет свое «хорошо, хорошо». Наверняка, он со мно­гими находит таковой духовный контакт, как будто стремится каждому из нас дать частичку собственной бодрости, веры, собственной уравновешенности.

Сейчас Виктор Петрович, разумеется, хочет сказать мне что МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»-то принципиальное. Он молчит, пока мы идем по гречихе. Позже внезапно гласит:

— В Тузлах будут рядом море и девицы.

О девицах на картах нет никаких пометок. Я не­сколько смущен МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» таким дополнением командира.

- В полк прислали связисток. Они уже там. Ай и девчата, Покрышкин! Какие девчата!..

- Похоже, вы уже к ним неравнодушны, Виктор Петрович.

- Я? Да, да, к какой-то из них МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны». Вот прилетим туда — непременно познакомлю тебя. Когда я увидел ее, сходу поразмыслил о для тебя. Для тебя, металлическому холостяку, твоему нраву нежности не хватает.

- Уж не женить ли меня собираетесь?

- Такового, как ты, хорошо МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» было бы женить,— рас­смеялся он.

- Для чего нам вдов оставлять?

В это время я увидел в небе группу самолетов. Безо­шибочно обусловил «мессеры».

— Да, они,— подтвердил командир.— Сейчас и взлететь не МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» дадут. Нужно соседям позвонить, чтоб выручили.


Виктор Петрович трусцой побежал на КП, а я повер­нул к собственному «мигу». «Мессершмитты», разумеется, ждали подхода собственных бомбардировщиков. Они кружили над аэродромом, изред­ка обстреливая МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» кусты, в каких были замаскированы наши самолеты. К счастью, на взлетно-посадочной по­лосе не было ни одной машины.

Мы наблюдали за неприятельскими истребителями и посылали им проклятия. Никто из нас даже мыслить МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» не мог о взлете. Я снова удостоверился, какая это препротивнейшая вещь — блокировка аэродрома.

Но вот в небе появились «миги» примыкающего полка. «Мессеры», набирая высоту, стали оттягиваться на запад. Сейчас МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» можно расшвырять ветки и сесть в кабину само­лета. Взлетаем, строимся и берем курс на юго-восток.

«Когда увидел ее, сходу поразмыслил о тебе». Эти слова Виктора Петровича то и дело приходят мне на МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» память. Они зазвучали в ушах опять, когда на горизонте просту­пило что-то большущее, непохожее на небо и лишенное признаков земли. Синь воды еще не прояснилась через дымку.


Море! Темное море МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»...

Аэродром в Тузлах был отлично подготовлен к разме­щению полка. Капониры для самолетов, склады, практически неприметные снаружи землянки КП делали его основа­тельным, фронтовым. А главной красотой было море.

Близился вечер МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны». Летчики оставляли стоянки, собира­лись у штабной землянки. Поговаривали о поездке к мо­рю — оно было в нескольких километрах, ждали, что произнесет командир полка о завтрашней боевой работе.

— Покрышкин! — вдруг услышал я. Кто-то МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» звал меня вниз.

По крутым ступенькам спустился в землянку и в по­лутьме у телефонного аппарата сходу увидел прекрасную даму в военной форме. Следом за мной забежал Фигичев.

— Познакомились? — спросил он, останавливаясь МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» ря­дом.

— Нет, не успел еще,— ответил я, смутившись. Вошел командир полка. Лицезрев нас рядом с женщиной, улыбнулся и произнес:

— Все ясно. Сейчас вы, соколы, всегда будете торчать в штабной МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» землянке. Ну, знакомьтесь с нашей телефонисткой.

Фигичев первым протянул руку:

- Валентин.

- Валя,— ответила связистка.


Нас рассмешило такое совпадение имен. Вокруг девицы стояли уже 5 человек. Любезнее всех с ней был наш новый командир МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» эскадрильи Фигичев. По его виду мы сообразили, что такую даму он не уступит ни­кому.

Тишь, мерные вздохи воли, серебристая лунная до­рожка принудили на время запамятовать все фронтовые невзго­ды. Искупавшись МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», бредем по песочной отмели. Фигичев идет впереди, проделывая руками упражнения. Мы дога­дываемся, почему у него такое не плохое настроение. Ка­жется, что ему охото взлететь. Вот он запел...

Его глас разливается по берегу, а МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» мы с Лукашевичем смеемся, так как осознаем Фигичева. Он уже увлекся черноглазой, смуглолицей, стройной Валей.

Я смотрю на след Фигичева. Он исчезает, тает на морском песке. Думаю о следе, который МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» оставляет человек в жизни другого, того же, как он. Чем? Собственной устрем­ленностью, захватывающей других. Собственной преданностью делу, вдохновляющей других. Чистотой собственной души.

Этот след на песке, отмель, морская даль и глубина, начинающаяся у МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» ног, напомнили мне о таких же следах на песке, о разговоре под шуршание волн.

...В 1935 году я приехал на Кубань, в авиационный полк. Меня, техника, обусловили к самолету, который МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» я был должен обслуживать. Три года вспять я оставил собственный Новосибирск, юный завод — первенец пятилетки, чтоб стать летчиком, а судьба моя сложилась по-иному. Я буду готовить машины, чтоб взмывали другие, такие МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» же, как и я, мужчины. Они, как и я, пошли из городов и сел на­встречу собственной мечте и достигнули ее, а я не достигнул. В школе, куда меня приняли, вдруг закрыли летное от МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»­деление, и всех курсантов зачислили на техническое. По­даваемые мной рапорты ничего поменять не смогли, раз­ве только добавляли к обыденным нарядам внеочередные.

Пришлось мне сложить свои крылья и браться за клю МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»­чи. Так с этими ключами в петлицах, а не с крылышка­ми, я и прибыл в часть. Работа, хлопоты около самолетов захватили меня. Что ж, так тому и быть, оставь МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» меня, моя мечта, на время, если ты вообщем не изменила мне

Целое лето наш полк стоял в лагерях, аэродром с ут­ра до вечера не стихал — летчики тренировались. Меня не раз одергивали друзья, засмотрюсь в небо МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», забуду обо всем. Чтоб летать хотя бы пассажиром, упросился в кружок парашютистов. Поднимаюсь в воздух на самоле­те, прыгаю с высоты — все таки как-то поближе к летной жизни.

Глубочайшей осенью МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», когда полк возвратился на зимние квартиры, я получил первую путевку в дом отдыха. Там, в Хосте, неподалеку от Сочи, в первый раз увидел море. Оно было уже прохладное, но я МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» каждое утро делал физическую зарядку на берегу и купался. Нередко брал лодку и уходил в море. Чем больше оно штормило, тем посильнее меня тя­нуло поплавать. Борьба с волнами увлекала меня, заменя­ла мне лыжные МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» походы, которые я очень обожал. Волны, ветер, соленые брызги, и ты один над черной глубиной с веслами, как с крыльями. Когда прочно держишь их в руках, когда ощущаешь внутри МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» себя силу и уверенность, ни­что не страшит.

В один прекрасный момент, когда я, причалив к берегу, выхватил лодку у большой волны и поволок ее по камням, ко мне по­дошел высочайший МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» стройный летчик. Он с завистью смотрел на меня, влажного, исхлестанного солеными брызгами.

- Один прогуливался? — спросил он, помогая мне установить и закрепить лодку у причала.

- Один.

- Поплывем вдвоем?

Я пристально поглядел ему в МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» лицо и вызнал его. Это был Степан Супрун. Его имя было понятно каждому авиатору практически так же, как имена В. П. Чкалова, М. М. Громова, В. К. Коккинаки. Он испытывал новые самолеты МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», отличался храбростью и мастерством. Степан Супрун тоже отдыхал тут, я встречал его в нашем кор­пусе, в столовой с орденом па груди, такое отличие воз­вышало тогда военного человека. Ведали, что Сте­пан Супрун был МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» награжден за, испытательные полеты и за победу на всеармейских соревнованиях по воздушной стрельбе. Поплыть с таким напарником в море — разве это не любопытно!

— Вы имеете в виду не на данный момент МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», а завтра? — спросил я его.

— Можно и на данный момент. Но если ты утомился...

- Да, в другой раз, пожалуйста.

На 2-ой денек мы вдвоем столкнули с берега лодку, и волна тотчас отнесла нас МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» в море на десяток метров. Супрун сел за весла. Греб он искусно, очень. На одной ноге у него был длиннющий глубочайший шрам, и, когда нога напрягалась, мне казалось, что МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» он ощущает боль. Я пред­ложил обменяться местами.

— Погоди! Дай поработать.

Мы уплыли далековато, сберегал скрылся за гребнями волн. Когда очень утомлялись, давали отдых рукам и дискутировали о спорте, об авиации.

- На каком летаешь? — вдруг МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» спросил он.

- Ни на каком,— ответил я.

- Брось шутить.

— Серьезно. Я авиатехник.

— Не верю. Ты нравом похож на летчика. Прогуливаясь позже раз в день по берегу, мы с ним только раз МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» возвратились к данной теме. Я поведал ему, как вышло, что я стал техником, признался, что дей­ствительно мечтаю летать. Степан Супрун обрадовался:

— Ну вот, я же гласил, что ты летчик в МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» душе и в идей. Так оно и есть. Мне тоже нелегко достались летные петлицы. Пиши мне в Москву, может быть, помогу для тебя переучиться. А главное — не потеряй свою мечту,
тогда добьешься МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»!

Я пообещал писать ему. После чего он всегда разго­варивал со мной, как с опытным летчиком. Он уже считал меня летчиком, и это очень льстило мне.

— Нас будет в стране все в большей МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» и большей степени. И учти, летчик грядущего — это не только лишь беззаветный храбрец. Он должен много знать. Твое познание техника для тебя на этом пути никак не помешает. Уже на МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» данный момент есть 10-ки видов авиационных моторов и у нас и за границей. На войне летчику придется биться на разных ма­шинах. Для тебя легче будет переучиться на хоть какой самолет.

Его мысли, его МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» отношение к авиации, его дружественные напутствия я не запамятовал. Море, сберегал, следы на песке, про­гулка напомнили мне о Хосте, о Супруне.

Я поведал о нем Лукашевичу. Он читал о Супруне и от МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» кого-либо слышал, кажется от прибывших из Качинской школы, что он и П.М. Стефановский, возглавив два полка, сформированные из летчиков-истребителей, ведут войну кое-где под Минском.

— Означает, он на МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» фронте? — спросил я.

- Точно. Пошли назад?


Фигичев почему-либо шлепает далее. Замечтался. Любовь с первого взора. Мы возвратились к автомашине. Небо над Николаевом обшаривали встревоженные лучи прожекторов, красноватыми большими искрами в МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» нем вспыхивали и угасали разрывы зенитных снарядов. Зарницы выстрелов либо взрывов бомб взметались над горизонтом. Мы тормознули, при­слушались. Звуков не было слышно.

- Отлично работают зенитчики,— Фигичев неприметно тормознул около нас.— Если МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» б на границе их так встре­чали.

- Еще там, в Бельцах,— продолжил идея Лукашевич.

- Да. Может, и не знали бы мы, что есть такие Тузлы на свете.

- Поехали поспим все-же МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»,— бодро произнес Фи­гичев.

На оборотном пути наша машина почему-либо притормо­зила у эродромной штабной землянки. Фигичев выпрыг­нул из кабины практически на ходу. Летчики, стоявшие в кузо­ве, грохнули дружным хохотом.

— Давай МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», Валька, не теряйся! — кликнул ему вослед командир 2-ой эскадрильи.

Мне стало обидно. Не знаю отчего. Наверняка, оттого, что на горизонте вспыхивали такие же зарницы, какие мы лицезрели и в Котовске.


В один из МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» напряженных боевых дней на нашем аэро­дроме приземлились три самолета незнакомой конструк­ции. По виду они напоминали истребителей, а по разме­рам бомбардировщиков. Поглядеть на новые машины собрались все МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» летчики. И пошли дискуссии:

- Да это Ил-2!

- Естественно он.

- Штурмовичок что нужно!

- Летающий танк.

- Такому ничто не жутко. Броня снизу, броня с боков и фонарь из бронестекла.

— На нем вести войну — одно наслаждение МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны».

- Поначалу нужно самому испытать машину, а позже уж расхваливать,— включился в разговор Фигичев.

- Вот и попробуй,— предложил Виктор Петрович.- Для того и прислали.

- Хоть на данный момент полечу.

- Готовься.

Командир полка МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» и мне предложил перейти на штур­мовик.

— Слетаю, тогда скажу, перейду либо нет.

— Означает, не решаешься, пока не пощупаешь руками? — И руками и ногами, товарищ командир.

— Естественно, в воздухе видней, — согласился Виктор Петрович.

Летчики МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», пригнавшие «илы», перевоплотился в инструк­торов. Я залез в штурмовик и сходу ощутил себя свободно, как на повозке. Вот это кабина! Ознакомился с расположением устройств, с управлением и запустил мотор.

Я считал МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» себя прирожденным истребителем и ни за что не согласился бы летать на других машинах. Но Ил-2 меня заинтересовал: отменная скорость, сильный мо­тор, пушки, пулеметы, реактивные снаряды.. На таковой машине драться можно.

Взлетел МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» я наполовину штурмовиком, а возвратился на землю только истребителем.

— Ну, как машина? — спросил командир полка.

- Очень отменная! Но лично я с истребителя на дру­гой самолет не пересяду.

- А вот Фигичев МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» согласился.

- Это дело его. На «иле», естественно, бронестекло, броня снизу...

Виктор Петрович пропустил мимо ушей мою шуточку.

- Завтра полетишь на задание совместно с «илами». Узреешь, как они будут пахать! Гроза, а не самолет МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны».

- Конструкторы, наверное, и насчет истребителей что-то соображают. Будут и у нас машины лучше «мигов».

Командир усмехнулся:

— Вижу, ты — убежденный истребитель! Это отлично. Прямой дорогой всегда далее уйдешь.

Я остался один на МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» стоянке, когда увидел, что к стояв­шему на якоре плавучему доку летит группа «юнкерсов». Не ждя приказа, сел в самолет и поднялся в воздух.

С берега по неприятельским бомбовозам открыли огнь МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» зенитки. Я тоже штурмовал их. Трассы моих пуле­метных очередей смешались с разрывами зенитных сна­рядов. Один «юнкерс» зажегся. Члены его экипажа вы­бросились с парашютами. Другие самолеты поспешно освободились от бомб и МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» повернули назад.

Они шли над самой водой, и мне очень тяжело было их штурмовать. Подскочу, спикирую, стрельну, а ниже — вода. Замыкающий «юнкерс» отстал от группы и задымил. Добить бы его, но МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» у меня уже вышли все патроны.

Обернулся — берега не видно. Пора ворачиваться. До­садно, что не сбил второго «юнкерса». И все-же лечу домой удовлетворенный. Я рад, что не отказался от тебя МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», мой работяга «миг», я опять на машине, которая больше всего подходит мне по нраву.

Возвратившись на аэродром, узнаю, что сейчас с утра немцы захватили село под Березовкой, откуда мы улетели МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» вчера. Кто-то из шоферов еле ушел из-под огня враже­ских мотоциклистов-автоматчиков. Этот человек лицезрел, как фашисты расстреляли девушек-официанток, выбе­жавших из столовой на звуки выстрелов.

Селиверстов стоит рядом со МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» мной и, опустив голову, вдумчиво гласит:

- Жалко девчат, очень жалко. И вещевого склада жаль. Сверкать мне недлинной полой до самого конца войны.

- Если ты в этом поджаренном реглане доживешь до победного денька МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», его в музей возьмут.

- И то хорошо,— соглашается Селиверстов.

От Березовки до Тузлов не так далековато. На другой денек полк переместился за Буг, к Херсону.

Наш аэродром размещен восточнее Николаева. Ле МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»­таем в направлении Одессы. Немцы стремятся отрезать и окружить этот город. В каждом полете на разведку мы кропотливо просматриваем приморские дороги, по которым идет поток эвакуирующихся, определяем, задерживают ли наши части коридоры для МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» отхода населения на восток. По добытым нами данным позже ставятся задачки на штур­мовку гитлеровских войск.

«Мессершмитты» и «юнкерсы» сейчас стали нахальнее действовать над нашей территорией. И это полностью объяснимо. Мы, истребители, летаем МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» в главном на разведку и штурмовку наземных частей противника, да самолетов в полку стало сильно мало, вдвое меньше того, чем мы располагали сначала войны. Уже издавна нет никакого пополнения. Успокаиваешь МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» себя только идеей, что кое-где в глубине страны готовится новенькая мощная линия обо­роны, скапливаются резервы для решающих схваток. Без этой веры просто нереально было бы жить.

Вызывают на КП. Мне и Лукашевичу МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» опять приказы­вают лететь на разведку. Задачка - уточнить направления, по которым германские войска движутся на Одессу.

От Николаева идем строго на север, с тем, чтоб позже повернуть на запад и лететь над уже МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» занятой германцами территорией. Навстречу попадается «хеншель». Он идет без прикрытия. Обнаглели фашисты, ведут себя как хозя­ева положения. Нужно напомнить им, что они не в го­стях. Длинноватой очередью МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» с малой дистанции бью по «хеншелю». Он переворачивается и падает.

Не успели мы покончить с «хеншелем», как узрели вокруг пламенные трассы зенитных снарядов. В чем дело? Откуда тут быть германским частям? Ведь МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» мы отошли от Николаева менее пятидесяти км. Город еще жил обыкновенной трудовой жизнью.

Присмотревшись, лицезреем, повдоль Ингула на Николаев движется лавина неприятельских танков. Нужно немедля до­ложить об этом.

В штабе опешили моему возвращению.

— Почему МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» так стремительно? Что случилось? — спросил за­меститель начальника штаба, открывая журнальчик для за­писи донесения.

- Севернее Николаева германские танки...

— Не напутал?

- Своими очами лицезрел.

Он связывается со штабом дивизии, докладывает. Ви МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»­жу, лицо его белеет. Он кладет трубку и сурово спра­шивает:

- Для чего сорвали разведку?

- Как сорвали? Я считал своим долгом...


- Штаб дивизии просит разъяснения, почему вы не пошли на Одессу. Ваши МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» данные о германских танках рас­ценены как выдумка.

- Что мы, слепые, товарищ капитан?! Такое отношение к данным разведки — это просто...

Я желал добавить слово «предательство», но сдер­жался.

— Не шумите! — оборвал меня МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» замначштаба.— Вы свободны!

Да, я свободен, но у меня нет сил уйти с КП. Нам с Лукашевичем не веруют. Нас ругают за то, что мы обнару­жили такую группировку войск противника МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», о которой, мо­жет быть, еще никто из наших не знает. Что происходит?!

Мы с Лукашевичем возвращаемся к самолетам и продолжаем дежурить. На горизонте пока нет никаких признаков возникновения неприятельских войск, но мы МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» знаем, что они уже неподалеку отсюда. К вечеру за посадками я заме­тил клубы темного дыма. Оттуда стали доноситься взрывы.

— Покрышкин — к командиру полка! Спешу на КП.

Навстречу выбегает Виктор Петрович.

— Летите и МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» поглядите, что там, — гласит он срывающимся голосом.

Чуть мы с Лукашевичем поднялись в воздух, как ясно узрели германские танки. Они двигались по двум доро­гам и у самого городка сходились МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» в одну колонну. Я не­вольно поразмыслил о наших людях, которые, не подозревая о нависшей опасности, работают на верфях и в цехах заводов, о детях, играющих в городском сквере. Страшно стало при мысли, что МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» на их вот-вот обвалятся неприятельские сна­ряды, а ты ничем не можешь посодействовать.

Чтоб совсем убедиться в том, что понизу под нами неприятель, мы решили пропархать над танковой колонной. Фашисты МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» открыли огнь из зенитных пулеметов и под­били самолет Лукашевича. Сзади его машины появилась узкая серебристая ленточка. Все ясно, пробит бензобак, горючее упругой струей выбивается наружу и распы­ляется.

— Лишь бы не МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» зажегся, — поразмыслил я, следя за самолетом Лукашевича. — Лишь бы дотянул до аэро­дрома.

К счастью, все обошлось благополучно. После посад­ки подруливаю машину прямо к КП.

Там много людей. Отзываю командира МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» полка в сторону.

— Ну, что там? — спрашивает он.

— Километрах в 5 от нас германские танки. Виктор Петрович торопится к телефону и докладывает в в штаб дивизии обо всем, что мы успели узреть МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны». Я слушаю разговор и думаю: неуж-то там и сейчас не пове­рят нам?

— Всем приготовиться к взлету! — приказывает Вик­тор Петрович.

Идем к самолетам. У машины Лукашевича — несколько техников. Они забивают древесной МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» пробкой пробоину.

У меня не выходят из головы мысли о городке. Если б в штабе дивизии поверили нашему первому докладу, может быть, мы на какое-то время задержали бы перед Ни­колаевом в один МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» момент показавшиеся неприятельские войска. А те­перь нашей пехоте придется очень тяжело.

Взлетаем и, перед тем как взять курс на восток, де­лаем по нескольку заходов на танковую колонну против­ника МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», подошедшую к северной окраине Николаева. Позже летим к Херсону. Кое-где недалеко от него есть село Чернобаевка. Там наше новое место базирования.


Огромное поле под Чернобаевкой напоминало быстрее авиационную выставку, чем прифронтовой аэродром МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны». При­землившись на узкой свободной полосе, мы с Лукаше­вичем отрулили в сторону и очутились по соседству с «чайками» и «ишаками». А когда огляделись, узрели, что тут собраны машины практически МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» всех существовавших в то время типов: Ил-2, Су-2, И-16, «миги», новые «лагги». Казалось, несколько птичьих свор опустилось сюда, чтоб отдохнуть.

Авиация отступала. Куда полетим далее, пока ни­кто не знал. С юга было МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» море, а с севера двигались ко­лонны неприятельских танков.

Через несколько часов, после пашей посадки около аэродрома Чернобаевка начали рваться бомбы. «Юнкерсы» бомбардировали дорогу, по которой русские войска отхо­дили к Днепру. К МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» этому времени собравшиеся тут авиа­ционные полки уже получили новые места базирования и немедленно стали взмывать.

Мы с Лукашевичем малость задержались и взлетели, когда поле стало уже свободным. Опять приходится ид МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»­ти курсом на восток, сейчас аж за самый Днепр.


^ ОЙ, ДНЕПРО, ДНЕПРО!..

Не успели мы оглядеться в Чаплинке, акклиматизироваться с новым аэродромом, как нам отдали приказ идти на при­крытие Каховской переправы МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны». Сюда стекались потоки беженцев с окутанной огнем Правобережной Украины. Нельзя было позволить обнаглевшим германским завоева­телям безнаказанно расстреливать и топить наших людей.

Низовье седоватого Днепра. Обширно расступились тут берега реки МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», открывая свободный простор ее могучему тече­нию. Редчайшая птица, писал Гоголь, долетит до середины Днепра. И впрямь, сколько времени пригодится ей, что­бы перемахнуть такую водную гладь! А о медлитель­ном пароме и гласить нечего МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны».

Вот небольшой катер еле тащит гигантскую баржу с людьми, повозками и машинами. Смотришь, как он над­рывается, и невольно начинаешь колебаться, хватит ли у него сил добраться до левого берега МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны».

На паромах и баржах — только штатское население. Означает, наша армия борется стойко и не хочет отходить за Днепр. Это веселит. И я на уровне мыслей повторяю лозунг, который раз в день читаю в МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» очах бое­вых друзей, который не раз лицезрел в грустных очах украинских крестьянок: «Ни шагу вспять! Не пустим вра­га за Днепр!»

С рассвета до позднего вечера мы барражируем над данным районом. Этот МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» новый вид боевой работы просит от каждого из нас не только лишь мужества, да и мастерства, изобретательности.

Одной из тактических новинок, родившихся в полку, были так именуемые «ножницы». Я не склонен припи МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»­сывать для себя авторство в изобретении этого приема, но смело утверждаю, он мог появиться исключительно в полетах строем пары, за который я ратовал и боролся. Если изо­бразить «ножницы МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»» графически, то таковой полет будет припоминать цепочку восьмерок. Два самолета, следуя по одному маршруту, временами расползаются и опять схо­дятся. Они имеют возможность не только лишь прикрывать друг дружку, да и обозревать МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» огромное место. Со вре­менем «ножницы» стали нашим весомым тактическим «ко­зырем».

В те деньки, когда мы, истребители, охраняли перепра­вы через Днепр, сражаясь с «мессерами», наши «илы» под прикрытием «мигов» прогуливались атаковать МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» неприятельские войска на дорогах Заднепровья.

Возвратившись в один прекрасный момент с боевого задания, я зашел на КП и увидел телефонистку Валю с заплаканными глаза­ми. Меня изумили и обеспокоили ее слезы МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны». Мы привыкли созидать даму всегда развеселой и неунывающей.

- Фигичев что-то не ворачивается, — произнес Никандрыч, когда я поинтересовался, что расстроило Валю.

- Когда он вылетел?

- Да издавна. Уже 3-ий час пошел.

- 3-ий?!— неосмотрительно МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» воскрикнул я, но здесь же, спохватившись, поправился: — А-а, всего только 3-ий. Тогда рано еще волноваться. Ведь на «иле», как на волах, движешься медлительно, но зато расслабленно.

Валя попросила Никандрыча разрешить ей снова позвонить МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» в штаб дивизии и на примыкающие аэродромы.

— Звоните! Естественно, нужно находить! — ответил начальник штаба.

Я подождал, пока Валя побеседует со штабом дивизии. Ей произнесли, что о Фигичеве никаких сообщений не по­ступало.

— Не МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» печалься, скоро сам позвонит! — попробовал я ободрить даму, но, не обнаружив больше подходящих слов, вы­ шел из землянки — не переношу дамских слез.

Возвратившись на стоянку, я сказал товарищам о Фигичеве и МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» о слезах Вали.

- Уже рыдает? — опешил один из летчиков. — Что-то рано она начала по нему убиваться.

- А что ты принимаешь за «не рано»? — спросил я.

- Самые скороспелые черешни не успели бы созреть МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» за время их знакомства. А любовь не черешня.

- На войне чувства обострены и любовь может воз­никнуть в один момент.

- Лично я воспретил бы такие связи.


- Как это воспретил? Разве МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» чувства можно запре­щать?

- Да, можно! Командиру эскадрильи не к лицу заниматься такими делами.

- Прочно загнул!

- Правильно произнес! — поддержал моралиста другой лет­чик. — Если мы начнем разводить тут лирику, вести войну некогда МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» будет.

— Главное, некстати это, — отозвался очередной това­рищ.— Только полюбят друг дружку и, здесь на для тебя - умер человек! Война есть война. Тут, как писал Маяковский, не место любовной кляузе.

— Словесной!

— Все МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» равно!

Внутренне я согласен был с теми, кто осуждал Фигичева. Валя только вступала в самостоятельную жизнь. В этом возрасте девицы доверчивы и очень отзывчивы на все не плохое. Видимо, напористые ухаживания Фигичева МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» она от всей души приняла за любовь и сама втюрилась.


...По телефону передали приказ лететь на штурмовку. Дорога на Чернобаевку уже отлично нам знакома. Мы на раз прогуливались туда атаковать неприятельские войска. Почему-либо МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» у меня появилась надежда узреть где-нибудь на земле сбитый самолет Фигичева. Ох уж эта мне любовь!..

С задания возвратились в сумерках. На КП я застал командира полка, Никандрыча и МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» Валю у телефона. По их лицам сообразил, что никаких вестей о Фигичеве все еще как бы нет. Я тоже ничем не мог их повеселить.

— Завтра сам полечу! — произнес Виктор Петрович. — И МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» найду Фигичева.

На последующее утро Виктор Петрович вправду решил лететь. Ему пригодился ведомый.

— Разрешите мне вас прикрывать? — обратился я к Иванову.

Командира изумило мое предложение.

— Что ж, попробуй. Но ты ведь не МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» привык летать ведомым?

Полетели. Я вправду уже издавна не летал в ро­ли ведомого. А эти обязанности делать не так про­сто.

Виктор Петрович пилотирует потрясающе. То, взмы­вая ввысь, то снижаясь до бреющего МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», он пристально глядит, нет ли на земле следов упавшего «ила».


И я всегда думаю о Фигичеве. На уровне мыслей вижу даже, как он пробирается на восток, к Днепру. Если ра­зыщем МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» его, кому-то из нас придется сесть, чтоб забрать летчика.

Такие случаи уже были. Я читал о их в газете. В деньки боев на Халхин-Голе истребитель С. И. Грицевец так МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» увез из-под носа самураев собственного командира. За этот подвиг его одарили 2-ой Золотой Звездой Героя Русского Союза.

Я на данный момент тоже сел бы в тылу у неприятеля. Во имя друж МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»­бы, по велению долга и сердца, ради плачущей девицы...

Но заднепровская земля не востребовала от меня тако­го подвига. Мы возвращаемся на аэродром. Сейчас я ду­маю о Викторе Петровиче. Если на нас МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» вдруг нападут «мессершмитты», я буду защищать командира до послед­него вздоха.

Открывают огнь неприятельские зенитки, но мы обходим их. Это — единственная опасность, с которой мы столк­нулись в полете.

Домой возвратились в подавленном МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» настроении. Ни­каких следов Фигичева отыскать не удалось. Неуж-то по­гиб? Не охото мириться с этой идеей.

У КП показалась Валя. С минутку постояв, она всплес­нула руками и, как птица МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», полетела нам навстречу.

- Пришел! Пришел! — отрадно орала она.

- Не ранен? — спросил я, когда зияющая Валентина тормознула пред нами.

— Цел и невредим — по ней видно! — ответил за нее Виктор Петрович.

Фигичева мы застали на МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» КП. Вид у него был бодренький, подтянутый, лицо кропотливо побрито, бакенбарды акку­ратно поправлены.

Фигичев поведал, что его подбила зенитка и он еле перетянул через Днепр. Сел на лешковских песках. Дол МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»­го бродил по степи, пока отыскал нашу пехотную часть, оставил там самолет, а сам на попутных машинах до­брался до Чаплынки.

— Почему же не сказал о для себя? — строго спросил МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» командир полка.

Оглянувшись — не слушает ли Валя, — Фигичев тихо ответил:

— Не желал, пусть попереживает, — и звонко рас­смеялся.

Мне не понравилось и то, что он произнес, и его хохот.

— Вскружил девице голову и рад МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»? — дружественно упрекнул его я.

Потом разговор зашел об «иле». Фигичев был недово­лен своим переходом на штурмовик.

- К черту эти одиночные полеты! Все зенитки бьют по для тебя одному. Шуточка МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» ли?

- А броня?

- Ну и что все-таки из этого. Броню тоже пробивают снаряды.

- Означает, и на «иле» нужно уметь вести войну?

- Как же? — и самокритично добавил: — А мы пока
не умеем. Необходимо МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» обучаться.

Благодатное, теплое лето прошло. Я это сообразил как-то вдруг, заснув в один прекрасный момент на земле, под крылом самолета. Пробудился с насморком и головной болью. Но в санчасть не пошел МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» и скоро вылетел на боевое задание.

Над селом появился Ю-88, и я, взлетев по-зрячему, ринулся его преследовать. Заметив меня, он сразу освободился от бомб и нырнул в облака. Показался на се­кунду в просвете МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» и, свалившись в крутое пике, опять растворился в белесой темноте. Я тоже перевел собственный «миг» практически в вертикальное пикирование.

Облака становятся все гуще и гуще. Когда же в конце концов они кончатся МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» и покажется земля? Вдруг я ощутил рез­кий удар, в очах потемнело, и на некий момент я по­терял связь с миром вокруг нас. Очнулся, вокруг свет­ло, чувствую, что МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» продолжаю падать, но не могу сделать ни мельчайшего движения, чтоб вывести самолет из пики­рования. Такое состояние, разумеется, пришло от резкого понижения — я падал с высоты 3-х тыщ до тыщи мет­ров.

Вот уже МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» ясно различаю очертания местности. В конце концов нащупываю ручку управления и тяну ее на себя. Само­лет делает глубокую просадку и, чуть не задев землю, выравнивается. Осматриваюсь. «Юнкерса» уже не видно. Но МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» мне сейчас не до него. Восстановив ориентировку, иду на собственный аэродром.

Посадил машину нормально. А подняться с сидения не сумел.

— Что с вами? — испуганно спросил Чувашкин. — На вас лица МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» нет! Идемте в санчасть.

Когда при помощи техника я сошел на землю, сообразил, что захворал. Сейчас мне уже не миновать санчасти.

Два денька я пролежал в кровати с высочайшей температу­рой. На МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» 3-ий денек жар прошел, и мне захотелось встать. Подошел к окну и испугался, мой самолет стоял рядом со скирдой травы. Если во время бомбежки она загорит­ся, машине несдобровать. Я собрался было пройти МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» на стоянку, как вдруг через рокот моторов услышал свист падающих бомб.

В палату забежала женщина-врач. Она свалилась на пол и, схватив носилки, потянула их па себя. Я не мог удер­жаться МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» от хохота, хотя и осознавал, что неловко смеяться над старый дамой.

Раздался взрыв, другой. На пол посыпались осколки оконного стекла.

Но в один момент бомбежка закончилась. Прямо в халатике я побежал МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» на стоянку, которая находилась рядом с сан­частью.

- Почему «мессеров» допустили до аэродрома? — набросился я на летчиков.

- Да мы только-только с задания возвратились, — оправдывались они. — Не успели даже заправить самолеты.

В это время в МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» небе показалась группа «хейнкелей». Они тоже заходили на поселок. Взмывать было уже позд­но, и я лег на землю рядом со скирдой. Опять засвистели бомбы. Они падали совершенно близко МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны». Да и сейчас ни я, ни мой самолет не пострадали.

Возвратившись в санчасть, я скинул халатик и стал наде­вать бмундирование.

- Куда вы? — удивленно спросил доктор.

- Не могу больше ползать по земле, доктор!

Я впору МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» явился к самолету, наша эскадрилья выле­тала на штурмовку. Поднявшись в воздух, я окинул взгля­дом поселок и ахнул, рядом с аэродромом, на усадьбе МТС, стояли ряды комбайнов. С высоты они очень МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» похо­дили на автомашины и танки. Итак вот почему нам не помогает никакая маскировка самолетов. Пока эта техни­ка находится тут, не будет нам покоя...


Вечерком стало понятно, что с Каховского плацдарма МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» противник перебежал, в пришествие. Полку отдали приказ ра­но днем перелететь под Мелитополь. Ой, Днепро, Днепро, и с тобой приходится расставаться. Навечно ли — не знаю. Но уверен, что в МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» какой-то момент мы вернемся к для тебя.


...На новеньком аэродроме мы приземлились после штур­мового удара по неприятельским войскам. Каждый израсходо­вал собственный боекомплект вполне, а тут не оказалось ни горючего, ни боеприпасов. Мы МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» затащили самолеты в лесо­посадки, забросали их ветками и от нечего делать стали «травить баланду». Даже в небо поглядывали только из­редка.

А чего за ним следить? Кто сюда залетит МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»? Попро­буй разыщи нас в таком глухом уголке. И все-же, ког­да в воздухе послышался рокот самолета, мы насторожи­лись. Любопытно, кто же это летит? Комдив! Его-то Ути-4 нам МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» отлично знаком.

Самолет идет низковато над землей, на уровне макушек деревьев, с теневой стороны лесопосадок. Прекрасно маскируется, хотя в воздухе никакой угрозы. Видно и мастерство летчика, в особенности по тому, как он входит на МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» посадку.

- Комдив с инспектором. Вдвоем пилотируют.

- Достанется нам за то, что бездельничаем.

- Не страшись, до того как сесть, они еще за земной шарик заденут.

- Не каркай!

Самолет вдруг вправду резко МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» просел, чиркнул крылом по земле и упал.

Кто-то захохотал, но, осознав, что случилась катастрофа, сходу замолк. Бежим к самолету. Если б такое произо­шло с кем-нибудь другим, а не с МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» нашим начальством, можно было бы от всего сердца похохотать. Их падение оказа­лось и комичным, и умопомрачительно счастливым.

Когда мы посодействовали им выкарабкаться из-под сломанной машины, комдив, невзирая на то, что рана на щеке МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» ме­шала ему гласить, начал отчитывать инспектора:

— Я же для тебя передал ручку!

— А я считал, что вы сами будете сажать.

Подъехала машина и увезла пострадавших. Сейчас можно было МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» и пошутить.

— Как ты угадал, что они свалятся? — напали мы на летчика-пророка.

— Виден сокол по полету. Они так жались к земле...

Несчастье с «Ути» выручило и нас, и командира БАО от МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» обыденных суровых разносов комдива. Машины с горючим и боеприпасами пришли с запозданием из-за того, что их бомбардировали по дороге. Но они все-же пришли, и мы, за­правив самолеты, скоро вылетели МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» атаковать неприятельские войска, продвигающиеся к Мелитополю и Сивашу.

...Летим 2-мя четверками. Одну веду я, другую — Фигичев. Заместо Лукашевича, который стал ведущим па­ры, со мной идет Гросул — смуглолицый, прочно сложен­ный молдаванин.

Над дорогами МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» висят облака пыли. Колонны неприятельских танков и автомашин направляются к Мелитополю. Тав­рия, как и Днепр, уже закутана дымом...

Фигичев и ведомые его группы кидают бомбы на го­лову колонны МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» и открывают огнь из пулеметов. За ними должны пикировать мы. Но в это время замечаю, что с высоты на нас несутся 10 «мессеров». Стремительно осво­бождаюсь от бомб и с левым разворотом веду МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» машину ввысь. За мной идут И-16 и «чайка». Гросул разворачи­вается на право. Четверка Фигичева, отбомбившись, ложит­ся на оборотный курс. Она не лицезреет «мессеров».

При численном приемуществе противника я всегда стремлюсь МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» дерзкой атакой сбить либо подбить хотя бы один его самолет. Это сходу обескураживает фашистов, и они начинают действовать осторожно, без риска.

Вот один «мессершмитт» погнался за Гросулом. Нужно его сбить ранее, чем он откроет огнь МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны». Тяни, мотор, не подведи! Я знаю, что и за мной увязался «мессер». Расчет лишь на скорость машины, свою выдерж­ку и меткость огня.

Даю длинноватую очередь. Несколько секунд «желтолобый» летит как ни МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» в чем же не бывало. Неуж-то промазал? Нет, вот он ишак, крутанулся и штопором пошел вниз. В это время что-то стукнуло в левое крыло моей машины. Я стремительно МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» отвернул ее в сторону, под трассу, и «мессер­шмитт» проскакивает мимо. Окинув взором собственный само­лет, вижу на крыле глубочайший разрез, неразорвавшийся снаряд распорол обшивку. Самое главное изготовлено, 1-го «мессера» я либо МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» сбил, либо подбил. Означает, у других прыти поубавится.

Четверкой продолжаем отражать атаки сейчас уже усмотрительных германцев. Но горючее на финале, нужно идти до­мой. Применяя новый прием — «ножницы», отходим к Мелитополю. «Мессершмитты» делают еще МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» несколько попыток поруха на нас, но мы парируем их удары лобо­выми атаками. Убедившись, что нас не подловишь, они отваливают в сторону, не считая 1-го. Этот тянется за на­ми до МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» Мелитополя. И, в конце концов тоже уходит восвояси. Вечерком Фигичев подходит ко мне и гласит:

- Зайди на КП, почитай свою Почетную грамоту. Свалил 1-го и молчишь?

- Растолкуй толком, в чем дело МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»?

- Наземные войска прислали благодарность — нам за штурмовку, а для тебя за самолет. Сбитый тобой германский ас свалился в их расположении.

Итак вот почему один «мессер» так длительно не отставал от нас, — произнес стоявший МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» рядом Гросул. — Он же растерял собственного ведущего. Будет сейчас ему на орешки.

Я ясно представил для себя, как немцу-ведомому хо­телось отплатить нам за смерть командира. Сколько упре­ков МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» придется слушать ему от собственных начальников!

Техники произвели осмотр мой самолет и решили, что нужно ме­нять плоскость. Виктор Петрович отдал приказ мне лететь на аэродром Володарское, где находятся наши ремонт­ные МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» мастерские и тренятся прибывшие в полк моло­дые летчики.

— Даю для тебя два денька, — произнес он. — Собственный самолет подлечишь, опробуешь другие машины, полетаешь с ребятами и приведешь их сюда. Пора и им начинать вое­вать МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны».


Через полчаса лёта я уже в глубочайшем тылу. Смотрю, как тренятся юные летчики.

Самолет разбегается, взлетает, набирает высоту, де­лает несколько фигур пилотажа и входит на посадку. Все производится по МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»-школьному расслабленно, чистенько, но... шаблонно. Мне кажется, я смотрю кадры замедленной ки­носъемки. А ведь молодежь готовится к боям!

На старте узнаю знакомые лица. Стройный Никитин в летном шлемофоне докладывает мне, как МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» старшему по званию, о тренировочных полетах:

- Производили бои и учебные стрельбы.

— Все отработали?

- Не достаточно было занятий, но забирайте нас отсюда.

- Кто для тебя произнес, что я приехал вас забирать?

Подходят другие летчики. Андрей МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» Труд улыбается:

— Привет фронту от трудового тыла!

Он тоже дуется, что их держат в черном теле, не дают стрелять и бомбардировать на полигоне.

— А для чего попусту переводить боеприпасы МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»? Фронт рядом. Нас тоже мало учили, но кто возжелал, в боях всему научился. Пикирование отработали?

— Будто бы, — несмело отвечает Никитин. Отлично. Завтра проверим, чему вы тут научи­лись.

- И на фронт?! — восклицает низкого МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» роста чер­новолосый летчик, пробиваясь ко мне. Он подносит руку к пилотке и представляется: — младший лейтенант Степан Супрун.

- Супрун?

— Так точно!— забавно отвечает он.

— Я знал 1-го Супруна, и, меж иным, тоже МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» Степана. Не родственник?

Летчик опускает голову:

- Однофамилец, товарищ старший лейтенант. Но я все о нем знаю, как о родном брате. Указ был в газетах. Читали?

- Какой указ? О Супруне?

- Степану Павловичу Супруну посмертно присвоено МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» звание два раза Героя. Умер в воздушном бою.

Эта известие ошеломила меня.

- Вы знали его? — слышу глас Никитина.

- Я встречался с ним... В один прекрасный момент встречался... Продолжайте, ребята, полеты.

Если МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» б была возможность уйти куда-нибудь подаль­ше, хотя бы побродить по полю, я не скоро возвратился бы к ребятам. Я ведь тоже читал о нем все, как о Чкалове. Он МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» был достойным учеником волжского богатыря, да и сам почти все прибавил к виду истребителя. Я ощущал это новое. Как мог погибнуть таковой совершенный истреби­тель? Я помнил его, помнил все, что МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» когда-то он мне го­ворил...

На полеты я пришел не сходу. Собрав летчиков, я рас­сказал им о Чкалове и Супруне, о том, что мне было недешево в их, в одном беззаветная отвага, решительность МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», бурность нрава, в другом — широкая эрудиция, глу­бокие познания и та же отвага. Я гласил о многом, а все свел к испытанному вертикальному маневру, к резкости и перегрузке при пилотировании, к МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» расчетам при стрель­бе. Это были 1-ые частицы боевого опыта, мои личные наблюдения и выводы.

В тот денек я с каждым из юных «подрался» в воз­духе, над аэродромом. А вечерком МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», за ужином, спросил ребят:

— Ну как, завтра опять будем гоняться друг за дружкой либо?..

Они не дали договорить:

— На фронт!

— В полк!

С утра наша группа в точном строю пар сделала круг над Володарском МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» и взяла курс на запад, к Мелитополю. Никитин, Труд и Супрун шли ведущими. Посматривая на их, я вспоминал свои 1-ые боевые полеты над Пру­том, 1-ые успехи и беды. На минуту показалось МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», что я тоже только на данный момент лечу на фронт. Юный задор окутал меня, хотелось вот так, с ходу, броситься с этими парнями в бой и сокрушать, испепелять неприятеля в нашем МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» небе. Я задумывался о том, что уже сделали мы, живы и пав­шие, в 1-ые деньки войны. Да, Пруток и Днестр находились далековато отсюда, но борьбе с противником мы дали все МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», что могли. Перед ними, которые встают на данный момент рядом с на­ми, наша совесть чиста. Это усвоют они в первых же ис­пытаниях.


Показался Мелитополь. Южнее его горела Акимовка.

Аэродром МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» повстречал нас необыкновенным оживлением. Чув­ствовалось что-то новое, далековато не будничное в жизни отступающей части. Виктор Петрович выслушал мой до­клад и сходу спросил:

- Ну как, полетишь с молодежью на штурмовку МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»?

- Давайте задание. Ребята рвутся в бой.

- Это отлично. Бои идут рядом. Нужно посодействовать нашим наступающим частям.

- Наши наступают?

- Не слыхал? Двинулись на Каховку. Бьем по опорным узлам обороны германцев.

Было очень отрадно услышать о МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» пришествии наших войск.


— Посылайте их на Акимовну, Никандрыч,— распорядился командир полка, указав на меня.

От учебного полета к боевому во фронтовых услови­ях — воистину один шаг. Исследован маршрут, определены заходы на МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» цель, выслушаны напутственные слова коман­дира полка... Может быть, мы, опытные, уделили даже очень много внимания первому боевому вылету но­вичков. Нам, встретившим неприятеля у границы, не пришлось ни услышать напоминаний, ни ощутить МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» пожатия руки старшего командира.

Летим к Акимовке. Под крыльями наших самолетов — зажигательные бомбы. Нужно скинуть их точно на опор­ные пункты.

За мной пикируют самолеты Комлева, Никитина, Тру­да, Супруна МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны». Юные летчики штурмуют с азартом, сбра­сывают бомбы практически у самой земли. Пусть ощутит неприятель силу нашего орудия.

После нашего налета противник оставил Акимовку. Известие об отступлении германцев пришла совместно с благодар МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»­ностью пехотинцев. Юные летчики ощущали себя за ужином именинниками. Баянист играл для их весе­лые песни. Всем хотелось веровать, что местный фуррор на­ших войск на юге разрастется во что-то огромное.

С МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» таким настроением мы летали некоторое количество дней. Наш полк поддерживал наступающие части. Продвигались они очень медлительно, для резвого рывка очевидно не хватало сил.

В один из таких дней меня отправили на МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» разведку, по существу, в наш тыл — к Орехову.

— Направь внимание на дороги. Есть неподтвержден­ные сведения, что там появились германские мотоциклисты,— уточнил задание Виктор Петрович.

Я вылетел в паре с капитаном Барышниковым уже перед вечерком МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны». Осеннее небо синело кучевыми тучами. По дорогам двигались на запад, к Днепру, маленькие группы наших войск — подкрепление. Западнее Мелито­поля шли томные бои. Но как очутились в нашем тылу германские мотоциклисты МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»? Ведь если они появились у Оре­хова, то завтра и танки выйдут в тыл нашим наступаю­щим войскам. Неуж-то тут повторится то же, что было под Котовском и Николаевом?

На дорогах МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» — машины, повозки, беженцы, все дви­жется на юго-восток. Уже виден Орехов. Чтоб не про пустить ничего существенного, летим на малой высоте.

Правее Орехова в небе рвутся зенитные снаряды. Наши либо нет? Чтоб МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» уточнить, нужно подойти поближе к разры­вам. Через пару минут все проясняется, нас обстре­ливают «эрликоны».

Мой ведомый вдруг отваливает и делает разворот. Не могу осознать его действий, ведь МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» нам нужно пройти далее, чтоб найти, какие конкретно войска противника заня­ли Орехов. Но ведомый уже скрылся в южном направле­нии, разумеется его подбили. Сейчас выполнение задачки ле­жит па мне.

При МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» подходе к Орехову с севера впереди вижу густую сеть из пламенных трасс. Если лететь прямо на их, могут сбить, если не пробиваться далее — ничего не увижу. Меняя курс, набираю высоту и ныряю МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» в облака. Да, одному в таком полете тяжело, все «эрликоны» целятся в тебя. Только за тучами ухожу из поля зрения зенитчи­ков. Пропархав мало па север, пикирую практически до самой земли и МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», выскочив на дорогу, иду на Орехов со стороны Запорожья, из неприятельского тыла.

У самого Орехова вижу скопление германских танков, автомашин, артиллерии... Одних танков более сотки... Проношусь над ними, под разрывами зенитных снарядов.

Возвращаюсь в МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» полк. На дорогах южнее Орехова опять вижу повозки и толпы беженцев. Лечу и думаю, как ма­ло знают там, наверху, какая угроза нависает с тыла. Если б это им было понятно МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны», они не посылали бы на данный момент части в пришествие, не направляли бы резервы под Мелитополь. Ведь нашим войскам нужно немедля готовиться к отражению удара противника с севера, что­бы не оказаться МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» в окружении.

Совершив посадку, подруливаю прямо к КП. Летчики уже поставили самолеты на стоянки и ожидают отправки в общежитие!.. Расправляя карту, я отзываю командира пол­ка в сторону. Я должен поведать ему всю МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» правду. Тут не необходимы ни преуменьшения, ни преувеличения. Но как сказать о том, что я чувствую и думаю после чего поле­та? Я помню Николаев...

- Что там? — Виктор Петрович испытующе МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» глядит на меня.

- Плохо! У Орехова черно от германских танков и ма­шин.

- Точно?

- Как то, что я стою перед вами.

После моего подробного доклада командир торопится к телефону и на ходу спрашивает:

- Почему МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» ведомый пришел ранее?

- Не знаю, товарищ командир.

Посреди летчиков не видно моего ведомого. Но на данный момент не до него, поговорю с ним позже. Товарищи кидают в мою сторону тревожные взоры, но МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны» никто ни о чем же не спрашивает. Моя потаенна понятна им без слов, севернее нас, уже в нашем тылу, наступает противник.

Командир полка выходит с КП:

— На данный момент же перелетаем в Володарское МОРЕ И ДЕВУШКИ - Иванович Покрышкин «небо войны»!

Да, в ту осень учебные аэродромы очень стремительно пре­вращались во фронтовые. Сумерки тоже стали подходя­щим временем для перелетов.



moshki-muhi-lvinka-ilnica-i-slepni-referat.html
moshnij-ciklon-nadvigaetsya-na-habarovskij-kraj-informacionnoe-agentstvo-primamedia-03122012.html
moshnost-aktivnogo-energeticheskogo-metabolizma-otrazhaet-uroven-funkcionalnoj-podgotovlennosti.html